© 2004 - 2017 «СМОГ». 

А если тест положительный?

July 9, 2019

 

Минздрав снова хочет проверять подростков на наркотики.

 

Игорь Фарафонов

 

Источник: https://mel.fm/povestka_dnya/5132084-drugs_test?utm_source=newsletter&utm_medium=email&utm_campaign=July

 

На днях Минздрав предложил ввести в школах и вузах обязательный (не совсем) тест на наркотики. У учеников хотят брать предварительные анализы на опиаты, каннабиноиды, кокаин, метадон и другие запрещённые вещества. Редакция «Мела» вместе с наркологом и юристом подготовила подробный разбор с ответами на главные вопросы об очередном нововведении.

 

Что случилось?

В понедельник, 1 июля, был опубликован законопроект Минздрава, в котором предлагают ввести в школах, вузах и других образовательных учреждениях обязательный тест на наркотики, в том числе на опиаты, каннабиноиды, амфетамин, метамфетамин, кокаин, метадон и барбитураты.

 

Именно так о новом предложении властей сообщали многие СМИ. В документе Минздрава действительно говорится о том, что тесты будут проводить «в обязательном порядке». Но проверять студентов и школьников собираются во время ежегодной диспансеризации, а она остаётся добровольной.

 

Получается, от теста можно отказаться?

Совершенно верно. Как и от ежегодной диспансеризации, на проведение которой родители (если школьник младше 15 лет) или сам ученик дают специальное согласие.

 

В приказе Минздрава, где перечислены правила проведения осмотров, прописано, что учеников отправляют ко врачам, чтобы предупредить разные болезни и определить, могут ли они ходить на общие занятия физкультурой.

 

Однако в документе не указано, что будет, если школьник или родитель откажутся его проходить. Судя по данным из открытых источников и обсуждениям родителей в социальных сетях, из-за отсутствия справки от врачей ученику отказать в занятиях не могут.

 

Но ведь такие проверки проводят и сейчас?

Да, добровольные тесты на наркотики в школах, вузах и колледжах проводят с начала 2000-х. До 2014 года учеников старше 13 лет периодически проверяли в разных регионах в качестве эксперимента. Местные власти сами решали, нужно ли устраивать такие тестирования, а также на какие наркотики проверять. В конце 2013 года приняли специальный закон о том, как именно должны проходить добровольные проверки в учебных заведениях.

 

Тест состоит из двух частей. Сначала учеников просят ответить на вопросы из специальной анкеты. Потом врачи проводят осмотр и берут пробы мочи на предварительный анализ. Если он даёт положительный результат, то исследование делают уже в лаборатории.

Результаты передают врачам и родителям учеников, а ответы на вопросы — местным департаментам и министерствам образования.

 

У представителей школ или вузов, если верить закону, доступа к результатам нет. При этом перед тестом у ученика или у его родителя спрашивают согласие. Кроме того, школьник или студент могут отказаться от проверки на любом этапе.

 

А их действительно проводили?

Тут всё сложно. Во-первых, в законе 2013 года, в котором прописано, как именно нужно проводить тестирования, указано, что у властей есть «полномочия» устраивать проверки учеников на наркотики. При этом, когда и с какой периодичностью нужно их проводить, в документе не говорится. Во-вторых, за тестирования отвечают сразу два ведомства: за осмотры и анализы — Минздрав, за анкетирование — Минобрнауки.

 

В приказе Минздрава от 2014 года прописано, что проверки нужно проводить ежегодно, однако никакой ответственности за то, что та или иная школа или вуз этого не сделают, не предусмотрено. Также не указано, кто именно должен инициировать тестирования. В приказе Минобра от того же 2014 года сначала вообще не говорилось, как часто нужно проводить анкетирования. Однако в феврале 2018 года в документе появилось уточнение о том, что проверки нужно устраивать каждый год.

 

Я запутался. Чего тогда сейчас хочет Минздрав?

Сделать тестирование на наркотики — осмотр и предварительные анализы мочи — частью ежегодной диспансеризации. То есть проверка просто должна стать ещё одним этапом комплексного осмотра врачей. Подробно никто из представителей Минздрава, что именно они хотят поменять, пока не объяснил. После того как многие СМИ написали о грядущем «обязательном» тестировании, в Минобрнауки поспешили заверить, что проверки «добровольны по отношению к учащимся, и эти принципы сохраняются».

Получается, главное изменение в том, что проверки на наркотики станут частью добровольной диспансеризации, которую (по идее) ежегодно проводят во всех учебных заведениях. Если ученик или его родители согласятся пройти комплексное обследование, то отказаться от теста на наркотики уже будет нельзя, а его результаты окажутся у врачей.

 

А что будет, если мы вообще откажемся от диспансеризации?

Никаких санкций за то, что школьник или студент не пройдут ежегодное обследование у врачей, в законе не предусмотрено. Единственное, чем рискует ученик, — своим здоровьем. Если ребёнок не будет ежегодно проходить комплексное обследование, то может пропустить симптомы какой-нибудь болезни или отклонения.

 

Илья Новокрещёнов, директор московской школы № 2095 «Покровский квартал»:

 

«Если родители не хотят, чтобы их ребёнок проходил медосмотр, то они должны написать соответствующее заявление. При этом отказ от медосмотра не является основанием для каких-либо ограничений в образовательном процессе. Ребёнок, как и прежде, продолжит посещать все уроки.

 

Но хотелось бы отметить, что медосмотры проводятся для своевременного выявления заболеваний и предупреждения их развития, а здоровье — это самое дорогое, что у нас есть, поэтому проходить хотя бы профилактические осмотры у врачей важно и нужно».

 

А зачем вообще тесты на наркотики? Они эффективны?

Тоже сложный вопрос. В Минобре объясняют, что они нужны для «своевременной помощи обучающимся и корректировки профилактической работы в образовательных организациях». Однако многие специалисты говорят, что пользы в таких проверках мало, а деньги из бюджета на них тратят впустую.

 

Алексей Егоров, профессор кафедры психиатрии и наркологии СПбГУ, доктор медицинских наук:

 

«Дело в том, что факт употребления [наркотика] ещё не говорит о злоупотреблении или зависимости. Во-вторых, все эти учёты наркозависимых показывают, что они совершенно неэффективны.

 

Вот в Казани, например, несколько лет назад провели эксперимент и тестировали школьников на наркотики. Истратили на это миллионы рублей и выявили, по-моему, 0,1% потребителей [наркотиков]. К тому же положительный результат теста ещё ни о чём не говорит. Если было однократное употребление того же каннабиса — на вечеринке где-то покурил, например, — ну и что? А после такого теста что будет с этим ребёнком? Я считаю, что тестами наркоманов они не выявят, а жизнь многим испортят.

 

А очаги наркопотребления в регионах, если их пытаются выявить таким образом, и так известны. Подростки употребляют не героин, а всякие синтетические наркотики. Они дают психозы. Значит, если в каком-то регионе растёт количество психозов, то там больше потребление наркотиков. В принципе, у нас официальная статистика не имеет ничего общего с тем, что реально происходит. У нас по-прежнему в стране доминирует опиоидная наркомания, хотя среди молодёжи её не так много, она существенно упала по сравнению с нулевыми.

 

Сам наркологический учёт ничего не даёт. Например, вот ДТП с водителями в состоянии наркотического опьянения. Из тех, кто их совершил, на учёте состояли только 2%. Анализы на наркотики, конечно, нужно брать, но когда происходит какое-то преступление.

 

Нигде в мире, насколько мне известно, не тестируют поголовно подростков на наркотики. Нужно проводить комплексную профилактику — это многогранная многолетняя работа. И проблема тут не только и не столько в наркотиках. Вообще, чем многограннее развиваются дети и подростки, тем меньше шансов, что они станут наркоманами.

Это больше культурологический момент, если хотите. Нужно сделать наркотики немодными, и тогда проблема исчезнет

 

Американцам это, например, удалось — с курением точно. Начинать нужно с практик преодоления негативных эмоций. Вместо того, чтобы улучшить себе настроение с помощью наркотика, подросток пойдёт заниматься спортом, например. Это достаточно сложная комплексная проблема, а тестирование не решает проблему, из-за которой дети начинают употреблять наркотики.

 

В учебных заведениях нужно наладить комплексную профилактику девиантного поведения. Потребление наркотиков — это часть девиантного поведения. У нас отдельно борются с суицидами, отдельно борются с наркотиками, с тоталитарными сектами, а это всё входит в понятие девиантного поведения.

 

В школах и вузах нужны профессиональные психологи, которые будут наблюдать и работать с подростками. Они должны работать и с родителями, проводить собрания с учителями, пытаться выявлять потенциальных наркопотребителей. Школьные психологи уже определяют, насколько та или иная ситуация трагична — нужно ли отправлять ребёнка «по этапу», или это чисто педагогическая вещь и его нужно отправить к клиническому психологу. А они уже работают с таким контингентом. Если они видят какую-то сильную патологию, то отправляют к психиатру».

 

А участвовать в таких тестах безопасно?

Если верить закону, то да: все данные о результатах анализов получают только врачи. Однако юристы советуют несколько раз подумать, прежде чем соглашаться на тестирование.

 

Алексей Прянишников, юрист, координатор «Правозащиты Открытки»:

 

«Хотя закон и требует от учебных заведений сохранения конфиденциальности полученных сведений, однако же возможен негласный обмен информацией с правоохранительными органами. А о методах осуществления оперативно-разыскной деятельности антинаркотическим ведомством мы хорошо знаем, и ваш ребёнок вполне может стать объектом провокаций со стороны наркополицейских. Не исключены и сложности с поступлением в высшие учебные заведения.

 

Кроме того, по закону «О наркотических веществах» учеников, у которых нашли следы наркотических и психотропных веществ, могут отправлять в специализированные медицинские учреждения. Разумеется, такое направление может осуществляться только с вашего согласия, однако не исключено оказание давления со стороны администрации учебного заведения, ну и в целом эта ситуация некомфортна».

 

Фото: Shutterstock (somsak suwanput)

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now